Убежденность, что ваша работа необычайно важна — верный симптом приближающегося нервного срыва.
Бертран Рассел
Вакансии

Инженер программист 1С (22 000 - 24 000 руб)

Мерчендайзер (от 11 000 руб. в месяц)

Продавец (Зарплата от 12 000 руб)

Секретарь - менеджер на телефоне (Зарплата 14 500 – 15 500 руб)

Бухгалтер (Зарплата 13 000 – 16 000 руб)

maximarnd.ru

ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ

Программирование и организационное проектирование. Введение деятельностного подхода. Лекция 2

П.Г. Щедровицкий. Лекция 2

ЛЕКЦИЯ 2, 27.11.1991

П.Г.Щ. - Многие вещи скорее всего придется лишь пометить и оставить на дальнейшее продумывание, и я готов в дальнейшем вернуться к тем или иным фрагментам того, что я буду рассказывать, ответить на вопросы, если они возникнут завтра, послезавтра. Прежде чем я перейду к основным тезисам этого сегодняшнего фрагмента, я бы хотел обсудить один момент.

Вы помните, что я вводил 2 схемы: одну, которая задавала ситуацию оргуправленца, принимающего принципы развития в ситуации, когда ему приходится иметь дело с несколькими экспертами, оценивающими тот или иной проект реорганизации. В качестве примера приводился проект системной реорганизации ПНО "Якуталмаз" с разных точек зрения в различных рамках и, следовательно, в различных ориентациях. Я очень бегло давал некоторые характеристики базовой ситуации, предполагая, что многие вещи безразличны для того, что я рассказываю. Вы можете додумать их сами, положить на это место любую известную вам ситуацию в ВПК или где либо в другом месте. Я фокусировался на этой работе различных типов экспертных групп, экспертных оценок, выводов касательно проектирования или разрешения ситуации и давал дополнительные характеристики этой позиции. Позиции, которая работает в пытается разрешить конфликт, открытый или скрытый, между экспертными группами, различными типами рамок с помощью идеи и подхода, направленного на развитие деятельности.

С другой стороны, я вводил еще одну схему. Схему, в которой ключевой позицией оказывалась позиция методолога, философа-методолога, а предметом анализа являлась организационно-управленческая деятельность, организационно-управленческое мышление. Это область материала, а это - тот верстак или тот планшет, на котором должно быть введено понятие управления. И дальше на это место я клал схему организационно-управленческой деятельности, опирающуюся на идею двух параллельных типов рефлексии: рефлексии объектной и рефлексии организационно-деятельностной, выделяющей средства, методы и технологии организационно-управленческой работы. Что мне хотелось бы сейчас подчеркнуть. Фактически, объектом рассмотрения этой философско-методологической позиции, является угол, связанный с работой организатора-руководителя, заключенный в рамки развития и направленный на развитие деятельности. То есть то, что изображено на этой схеме в уголке, кладется теперь вот сюда, на верстак анализа методолога и становится предметом рассмотрения. Соответственно, ситуация, а именно, ситуация работы экспертов, по поводу "Якуталмаза", ситуация работы экспертов, направленная на разрешение проблемной ситуации, в которой находится ПНО "Якуталмаз", лежит внутри того, что я здесь рассматриваю. И возникает такая своеобразная матрешка. Вот есть философско-методологическая работа, внутри этой философско-методологической работы вводится понятие управления, затем это понятие трактуется как изображение некоторой организационно-управленческой деятельности, и мы можем положить ее внутрь, вот она (показывает на схеме). Затем внутри этой организационно-управленческой деятельности, если она будет построена в соответствии с понятием, удовлетворяющего принципам развития, возникает ситуация взаимодействия и конкуренции экспертов, а внутри находится ситуация ПНО "Якуталмаз".

Таким образом, я могу (и вы вместе со мной тоже можете) проделывать серию переходов, с одной стороны, переходя из нижних этажей в верхние, расширяя пространство своей работы и делая свое предыдущее место или свое предыдущее пространство работы, свой предыдущий опыт объектом рассмотрения, либо наоборот, мы с вами можем проделывать обратное движение, то есть, переносить содержание, полученное в объемлющих рамках внутрь, постепенно возвращаясь назад, например, к работе ПНО "Якуталмаз", отвечая себе на вопрос, как реализовать принципы, введенные в вышележащих этажах, на нижележащих этажах. Что я хочу сейчас подчеркнуть? С одной стороны, давая вам некоторую карту или такое пространство для вашей работы и самоорганизации, а с другой стороны, хочу подчеркнуть один момент: то, что я буду говорить, еще раз повторяю, неимоверно трудно, но очень практично. И мы с вами фактически должны попробовать эти переходы, либо осуществить реально, либо наметить как возможные направления вашего движения по пути к интересующим вас ситуациям. Но то, что я сейчас буду говорить в этом, верхнем слое, оставаясь в позиции методолога, может быть перенесено на следующие слои, найти там свое применение. Более того, то, что я буду сейчас говорить, как бы оставаясь в рамках методологической работы, значимо и для конкретных управленческих технологий, хотя, я еще раз повторяю, найти впрямую эту связь будет достаточно трудно.

Теперь второе замечание, вызванное тем вопросом, который вчера задала в конце Ирина Геннадьевна Бойчук. А именно: вот я вчера сказал про развитие, затем рассказал про организационно-управленческую деятельность. Каким образом эти два момента связаны? Как то, что я говорил про развитие, связано с тем, что я говорил про организационно-управленческую деятельность? Поскольку я в прошлый раз на этот вопрос не ответил, и сейчас не буду на него отвечать, я хотел бы ввести принцип для вас, для вашего понимания. Принцип заключается в следующем. Каждый блок содержания положите в свой собственный кармашек, отдельный. (Как у детей в школе есть такие кассы, для вкладывания всякого рода букв, цифр, табличек и прочее). Положите в этот свой кармашек и пока не соотносите друг с другом. Потому что, если вы начнете их сейчас впрямую соотносить и накладывать, будет много путаницы. Давайте пока исходить из того, что это лежит в разных кармашках и впрямую друг на друга не накладывается. Теперь я все это переверну и отнесусь к тому, что я нарисовал на доске. А за счет чего, собственно, возможны такие переходы?

Итак, сначала я беру ситуацию производственно-научного объединения "Якуталмаз", рассматриваю ее, нахожу там определенные проблемные вопросы, проблемные точки. Привлекаю для обсуждения этой ситуации некоторую экспертную группу, для которой ситуация ПНО "Якуталмаз" является объектом анализа исследования, а затем предметом проектирования. Потом я делаю эту ситуацию взаимодействия экспертов предметом своего собственного рассмотрения как организатор, руководитель и управленец, а следовательно, меняю объект. (Вспомните то, что я говорил вчера про смену объекта управления, расширение рамок этого объекта, расширение его границ.) Для меня теперь объектом моего анализа и предметом моей работы будет являться ситуация взаимодействия экспертов по поводу ПНО "Якуталмаз", а сам я начинаю осуществлять организационно-управленческую работу, которая через соорганизацию экспертов обеспечивает разрешение проблемной ситуации в ПНО "Якуталмаз". Когда я сталкиваюсь с трудностями и вопросами, неразрешимостью в организационно-управленческой работе, я перехожу в следующий слой и начинаю обсуждать, как эта организационно-управленческая работа должна строиться, чтобы с ее помощью были соорганизованы разные эксперты, чтобы с помощью соорганизации была выявлена, а потом разрешена ситуация в ПНО "Якуталмаз". За счет чего все эти переходы возможны? За счет чего я могу менять позиции и, соответственно, переходить на более высокие этажи, а затем спускаться назад вплоть до доведения принципов, полученных на вышележащих этажах до решения значимых на нижележащих этажах?

На эти вопросы я должен ответить принципиально, не аппелируя к некоторым способностям, которые у одних есть, а у других нет, ответить так, чтобы вы и тот, кто этого не умеет, мог бы, воспользовавшись моими средствами, моими подходами, делать то же самое. Я отвечаю, за счет того, что я использую определенное представление о деятельности. Такое представление о деятельности делает возможным вот эти смены масштабов, сохраняя содержание, полученное в других масштабах, перенося это содержание на вышележащие и нижележащие уровни, в зависимости от задач, которые мы решаем.

Итак, у меня, как у методолога, есть определенное представление о деятельности, определенные схемы, представляющие деятельность, определенные принципы, которыми я пользуюсь. И вот сейчас я об этом и буду говорить. Первое, на что хочу обратить ваше внимание. Очень важно понимать само происхождение этой идеи, идеи деятельности.

Эта идея возникает и формируется в философии в тот момент, когда появляется необходимость соотнести и связать друг с другом различные явления в окружающем нас мире, казалось бы, разнородные, отличающиеся друг от друга, и представить их как однородные, во всяком случае связанные, соотнесенные друг с другом, а значит, в какой-то перспективе, обеспечить возможность анализа этих разнородных явлений и построение некоторого единого языка описаний. Есть такие образования, как цели, которыми пользуются различные субъекты деятельности; машины, либо технические, либо, скажем, знаковые; знания, которые описываются в логике и теории знания; люди, группы людей, коллективы. Все эти образования чрезвычайно отличаются друг от друга, между ними нет ничего общего. Идея деятельности вводится как такая идея, которая все эти отличающиеся друг от друга образования трактует как похожие и имеющие одинаковую природу. Это идеализация предельно высокого порядка. Она позволяет провести как бы две работы. С одной стороны, свести все эти явления к некоторому общему знаменателю или общему корню, нащупать этот общий корень, а потом вывести специфику каждого данного образования или явления из этого общего знаменателя. Естественно, добавив к нему все то, что делает данные явления отличными и специфичными, придает им какие-то особые характеристики. Процедура сведения всего многообразия окружающего нас мира к одному корню, а потом выведения всего этого многообразия за счет специальных добавок, есть основа философско-научной процедуры, которая, скажем, в семнадцатом, восемнадцатом веке применялась по отношению к природе или к натуральному миру, описываемому прежде всего в естественных науках. Затем, с конца восемнадцатого, в девятнадцатом и двадцатом веках она начала применяться по отношению к миру социальных отношений, мышления, поведения, взаимодействия человеческих групп, и все это было объединено в идее деятельности.

Если бы мы вели разговор в таком натурфилософском языке, можно было бы сказать, что деятельность лежит в основе всех остальных проявлений социального мира. Она составляет фундамент, а все остальное возникает поверх, как особые формы существования этой деятельности, как особые надстройки над этим фундаментом, а если бы мы говорили философским языком, то мы должны были бы сказать, что точно так же как, скажем, Демокрит ввел идею пространства для физических явлений, точно так же существует пространство, в котором живет все деятельностное, и это пространство или вот такого рода подход, позволяет нам в дальнейшем производить различные сопоставления, различные соотнесения разных явлений, видя за ними некоторую общую природу и общие характеристики.

Что утверждает (вот это следующий пункт) по поводу деятельности тот подход, которого придерживаюсь я, и тот подход, в котором разработаны и сформированы все те представления, которые я излагаю. В этом подходе утверждается, что фундаментальной характеристикой всего деятельностного является процесс воспроизводства. Основной, базовой характеристикой любого явления в мире деятельности, является то, что оно воспроизводится. Что значит воспроизводится? Это значит, что любое явление имеет, по крайней мере, две формы своего существования. Один раз это явление существует как некоторая культурная норма, она зафиксирована и отображена в специальном описании, специальном типе знаний, специальном типе норм. Эта норма, или это специальное нормативное описание, или нормативное предписание транслируется, т.е. передается от одного исторического поколения деятелей к другому. С другой стороны, любое образование в деятельности имеет вторую форму своего существования: не как норма, а как некоторое осуществление в реальной ситуации.

В теории деятельности, которую развивает Московский Методологический Кружок, есть такая схема или есть такая картина, которая задает вот это двойственное существование любого явления в мире деятельности в виде изображения. Есть процесс трансляции и есть ситуации, в которых эти нормы реализуются, и два пространства. Пространство, которое называется нормативным или культурным, и пространство, которое называется социальным или пространством реализации. Любое образование в деятельности - знак, знание, машина, человек, любое - имеет, по крайней мере, две формы существования. Один раз в культуре в виде нормы и другой раз в ситуации деятельности в виде конкретного осуществления. (Теперь я, как бы, делаю следующий шажочек, возвращаюсь к предыдущему и эти два фрагмента начинаю связывать.)

Итак, вы помните еще пока, для чего все это нужно. Это нужно для того, чтобы, совершенно разнородные, казалось бы, явления, а дальше, как вы понимаете, с чего я начал, типы деятельности, формы деятельности, представить как доступные для нас, как такие, которые мы можем понять и реализовать, если нужно. Эта гипотеза позволяет переходить из одного уровня деятельности в другой, из одной зоны в другую, из одного типа в другой тип. Это возможно за счет того, что я их все положил как однородные, различные, но однородные, принадлежащие миру деятельности и подчиняющиеся общим законам или закономерностям. Каким? Закономерностям воспроизводства. Я теперь утверждаю, что какая бы это деятельность ни была, какие бы это явления в деятельности ни были, но все они подчиняются механизму воспроизводства. А следовательно, если я хочу с ними разобраться, их понять или начать с ними работать, то я должен прежде всего выделить ту воспроизводственную базу, которая создает этот тип деятельности, эту форму деятельности, это явление в деятельности. Я должен определить, какие компоненты, нормативы принадлежат каналам трансляции культуры, описаны, нормированы (я могу их вычленить), какие принадлежат пространству реализации. Я тем самым свел все многообразие деятельности к некоторому общему знаменателю и сделал для себя доступным весь мир деятельности. Это уже не воображение. Понимаете, я как бы взял сачок и "поймал" в него всю деятельность. Но теперь есть вероятность, что когда я начну ее из сачка вынимать, то она "вылетит", если я не введу соответствующих ухватов, которые мне позволят ее их сачка вынуть. Какую? Ту, которая меня интересует. Значит, с одной стороны, я этот сачок придумал в виде идеи категории деятельности за счет философской работы, поймал в него весь мир деятельности, а теперь мне нужно достать ту, которую мне нужно.

Итак, это все здесь в методологической философской позиции. Ввожу категорию деятельности, как пространство (вот такой огромный сачок или невод), в котором потенциально все деятельностное плавает, и утверждаю, что все деятельностное подчиняется правилу воспроизводства. Если не воспроизводится, значит, не деятельностное. По большому счету, если не воспроизводится, его вообще нет.

Теперь мне нужно сделать следующий шаг, расширить философскую операторику. Я теперь спрашиваю, а как назвать то, на что я указывал выше: знание, люди, машины, знаки. Что это такое?

Самый ключевой момент. Аристотель утверждал, что все это вещи окружающего нас мира. А я ввел принцип воспроизводства. Он ведь не случайно введен. Он ведь утверждает, что все деятельностное, воспроизводясь, существует в двух формах: в виде нормы и реализации. Любое образование подчиняется правилам воспроизводства, а значит на себе несет отпечаток этого воспроизводственного процесса как печать или клеймо. На каждом явлении мира деятельности поставлено клеймо воспроизводства. Смотрите, у меня на схеме есть нормативный план и реализационный. У меня нечто, лежащее в мире культуры, трансляции, реализуется в конкретной ситуации, накладывая на эту конкретную ситуацию соответствующие ограничения. Что у меня тут изображено? Я говорю: на схеме изображен постоянный процесс организации. Но какой? Не такой как мы привыкли: вот я что-то организую. Это не я организую, это не искусственная деятельность. А это некоторый механизм, заложенный за счет культуры и истории, который носит естественный характер. Поэтому смотрите, что я фактически утверждаю. Я говорю: мы живем не просто в мире вещей. А мы живем в организованном мире. И этот мир организован историей за счет культуры, а все то, что нас окружает, можно назвать одним словом - это организованности, или организации, разного типа. Это мы помним, что мы теперь все это должны начать выводить, но сначала мы должны сказать: то, что нас окружает, несет на себе уже печать вот этого процесса воспроизводства, а значит, является простейшими организациями, или организованностями. Смотрите, я тем самым их уже связал, потому что я фактически обосновал возможность искусственного управления. Потому что, если бы мы с вами были в мире неорганизованном и в нем не было бы ареалов организаций или вот этих организованностей, то, конечно, никакое управление было бы невозможно. Если бы естественным законом жизнедеятельности был бы хаос, то управление оказалось бы не только не нужным, но и невозможным по принципу.

Здесь может возникнуть вопрос: а в этом мире есть области, где управление невозможно? Конечно, в этом мире есть все. Но если вы хотите, чтобы еще существовали вы, то целесообразнее предположить, что в нем есть элементы организованности. История человечества богата всякими попытками нарушить процессы трансляции, нарушить процессы реализации, уничтожить людей - огромными группами и маленькими, уничтожить историю, память, произвести роботов. Вообще, делают все что угодно, а процесс - он течет.

Вот теперь давайте еще раз, я как бы сделаю еще шажок в сторону и проговорю некоторые важные логические моменты.

Итак, я сказал, что все деятельностное вырастает из одного корня, этим корнем является воспроизводство. И я при этом так нарисовал или так протрактовал это воспроизводство, что, фактически, категориально определил воспроизводство как процесс, базовый процесс в деятельности. Вообще-то, по той логике, в которой рассказывал, здесь знак тождества, то есть деятельность и есть процесс воспроизводства. То, что не воспроизводится - не деятельность. Следовательно, я здесь нарисовал вот эту самую схему воспроизводства и трансляции культуры и тем самым введя первое представление о деятельности, одновременно пользуясь определенной логикой, которая называется нами системной логикой и обладает определенными характеристиками. Эта системная логика утверждает, что анализ любого явления надо начинать с выделения того процесса, который (вот здесь сложно, два варианта) образует суть данного явления или в который данное явление включено как организованность. Каждый процесс протекает на определенном материале деятельности, захватывает этот материал и на этом материале отпечатывается, оставляя на нем след, поскольку он его захватывает и втягивает в себя. Поскольку процесс захватывает материал, его определенным образом организует и на нем отпечатывается, то возникает два необходимых уровня представления, а именно: функциональные структуры (я рисую сеть пустых мест) и морфологические структуры (я рисую ту же сеть мест, но в эти места уже захвачен вот этот самый материал). Процесс втягивает в себя вот этот материал, и мы можем фиксировать данное явление или данную ситуацию на четырех уровнях: выделить чистый процесс, чистый материал, а затем посмотреть, какие функциональные структуры характеризуют этот процесс, то есть куда втягивается, в какие места. А с другой стороны, какие морфологические структуры возникают, когда этот материал уже втянут в этот процесс или наоборот, когда этот процесс отпечатался на этом материале. Значит, это некоторая норма логического анализа деятельности. И я теперь вернусь с точки зрения этой нормы, бегло охарактеризованной, к воспроизводству. Значит, что получается. Как только мы сказали, что процесс воспроизводства является базовым процессом в деятельности, а все остальное теперь должно быть охарактеризовано как материал, то мы получаем, что этот процесс захватывает материал деятельности, и функциональная структура воспроизводства ( а вот она задана, функциональная структура: трансляция, реализация, нормативные элементы и ситуативные элементы) отпечатывается на всем материале деятельности и каждая деятельностная организованность есть организованность воспроизводства.

Но я же ведь сказал, что теперь нам нужно делать следующие шаги, а, значит, выводить эти более высокие и сложные этажи деятельности, то есть начинать получать отличия. Все деятельностное принадлежит воспроизводству, является организованностью воспроизводства, но не только организованностью воспроизводства. Теперь смотрите, за счет чего появляются отличия. Отличия появляются за счет того, что есть другие процессы в деятельности. Эти процессы захватывают деятельность повторно, но уже какую? Не просто чистый материал, а уже материал организованный процессами воспроизводства, то есть уже захватывает эти организованности, втягивает эти организованности в другие процессы. При этом организованности воспроизводства противостоят этим процессам, особенно, если эти процессы другие по типу. Следовательно, начинают возникать рассогласования, ломка разного рода, дисфункции. С другой стороны, поверх организованности, созданной процессом воспроизводства начинают возникать новые, более сложные организованности. Теперь смотрите, очень важный момент. И вот это, то что я сейчас рассказываю, уже не может быть протрактовано чисто естественно. Значит, естественным является вот этот пласт воспроизводства. А дальше, как только начинаются другие процессы в деятельности, они запускаются кем-то или они просто текут и захватывают этот организованный материал, возникают дисфункции, появляется группа субъектов деятельности, которые делают эти процессы предметом своего рассмотрения.

Давайте сейчас чуть-чуть отдохнем и вернемся к "Якуталмазу". Вы знаете, какая любопытная вещь - все жители города Мирного похожи друг на друга. Вообще-то, они совершенно одинаковые. Конечно, они различаются много чем, но вот эта воспроизводственная матрица, наложенная на них историей этого города, моносырьевого региона, соответствующей структурой производства и возможными траекториями их движения сидит намертво. И вообще-то, при не очень длительной работе, эта воспроизводственная матрица может быть выделена. Она задает базовую характеристику самого производства, систем управления и конкретных людей. Теперь представим себе, что мы поставили вопрос о системной реорганизации. Что мы имеем прежде всего? Мы имеем перед собой прежде всего прямое столкновение того процесса, который мы хотели бы получить и, соответственно, той организованности, которую этот процесс должен придать коллективу, отдельным людям, технологиям и так далее и тому подобное, и матрицы, которая сидит. Фактически, мы имеем ситуацию, когда один процесс накладывается на другой процесс, уже отпечатавшийся в материале. Если бы это был чистый процесс, то мы могли бы его вынуть и поставить другой. Но он-то уже впечатан в материал и в нем закреплен. И если мы куски, осколки этого материала даже пытаемся собрать в новую конфигурацию, первое, что эти осколки начинают делать - воспроизводить по памяти старый процесс. Первое, что начинают делать комсомольские работники, перейдя в НТТМ или в частное предприятие, это реализовывать старый способ работы. Теперь смотрите, какой интересный момент. Для того, чтобы этого не происходило, из тела деятельности отщепляется другая позиция. Какая? Та, которая теперь это наложение процессов, конфликт между разными организациями делает предметом не просто своего рассмотрения, а предметом своих искусственных действий.

Мы получаем слово организация, руководство, управление второй раз. Один раз мы сказали, что все деятельностное организовано и является организованностью процесса воспроизводства, тем самым сказав, что мы имеем дело не с хаотическим, а со структурированным и организованным миром. Второй раз мы сказали, что много процессуальных деятельностей и постоянные наложения одних процессов на другие создает место для искусственной деятельности, по функциям аналогичной тому, что делает воспроизводство, то есть осуществляющий реорганизацию или переорганизацию, но уже делаемый совершенно по-другому и для других принципов. Если бы деятельность была бы не организована исходно, то ни организации, ни управления было бы не нужно. В той мере, в какой деятельность организована процессами воспроизводства и эти процессы закреплены в материале, возникает необходимость в постоянной реорганизации, с соответствующими слоями, этажами анализа. Выявление старой организации, определение допустимых процессов, в которые эта организация может войти безболезненно, Определение тех деформаций, сломов, изломов, которые данная организация понесет в результате включения ее в другие процессы, определение возможной совместимости двух, трех, четырех процессов на одних типах материала, включение двух, трех четырех типов материала в одни процессы, и дальше вы можете, используя известные вам примеры из теории управления, начать эти классы управленческих организационных задач просто вычленять. Есть вопросы?

Юрий Жуль (Ю.Ж.) - Можно ли понимать так, что субъект транслируется в этом смысле как деятель или как материал?

П.Г.Щ. - Нет, нет. Вот смотрите, я бы ответил вам так. Люди являются такой же организованностью деятельности как и все остальное. И в этом смысле вы, как человек родившийся, получивший образование, воспитание в семье и твердо знающий, как говорил А.А.Зиновьев, что вилку надо держать в левой руке, а котлету в правой. Вы, твердо знающий это, являетесь организованностью процесса воспроизводства и в этом смысле похожи на всех остальных, сидящих в зале, и еще больше на всех тех, кто прошел с вами одну траекторию. Теперь смотрите, это один пласт. Но эти организованности являются организованностями разного уровня сложности. И говорят философы, что человек - это одна из самых сложных организованностей. Почему? Потому что кроме этого воспроизводственного основания есть еще много чего другого, то есть, есть, грубо говоря, еще много других процессов, которые надстраиваются над этим и создают организованность предельно сложную, переплетенную и иерархированную. И это во многом зависит уже от фактов индивидуальной истории, от тех ситуаций, в которых вы побывали, от тех процессов, в которые вы попали, которые на вас сверху напечатались. Это второй момент.

Теперь третий момент. А вот понятие субъекта предполагает, что отношение перевернуто, потому что как воспроизводственная единица или как организованность, вы являетесь носителем определенных норм деятельности. Носителем, а не творцом и не субъектом. Вы являетесь, фактически, объектом процесса воспроизводства, одним из многих других. И в этом смысле, как говорят, человеко-машинная система - это правильно. Особой разницы между этими двумя элементами в этой ситуации нет. Но кроме всего прочего вы еще, за счет этой онтологии, о которой я рассказывал, вот за счет этого принципа реорганизации, получаете место для субъективирования. Я вообще-то страшную вещь говорю. Потому что я, фактически, утверждаю следующее. Те, кто не решает управленческих задач, не имеет субъективирования.

За счет того, что я ввел идею воспроизводства, понятие первичной организованности и некоторую необходимость реорганизации, за счет этого для вас или для вашей субъективности осталось место. Займете вы его или не займете, зависит уже от того, какой класс задач по реорганизации или по управлению (я дальше буду это, естественно, разводить) вы на себя возьмете, став тем самым не носителем, а субъектом деятельности, источником деятельности. Даже есть различие - сначала источником, а потом еще и субъектом. Потому что субъективация предполагает решение вопроса о собственности. Но не в том смысле, в каком ее приватизируют, а совсем в другом. Поэтому, фактически, я пока дал вам возможность сделать одну очень смешную вещь, как на всех моих схемах. Отогнуть уголочек, и в этом уголочке место для вас. Сможете туда зайти - произойдет субъективация и появится субъект. Не сможете туда зайти - деятельность будет по вам течь, всю жизнь будете объектом.

Кошкин Константин (К.К.) - Петр Георгиевич, Вы организацию управления интерпретируете как деятельность по обеспечению воспроизводства другой деятельности?

П.Г.Щ. - Нет! Совсем по-другому. Работа организации, руководства и управления есть работа по системной соорганизации разных процессов и сочленения, состыковки организованностей от разных процессов.

К.К. - Но организация управления имеет свою нормативную базу, и ей тоже свойственны, в некоторых отношениях, трансляции и реорганизации?

П.Г.Щ. - Естественно, поскольку она тоже деятельность. И что?

К.К. - В этом случае, по отношению к ней, наверное, тоже должна существовать организующая?

П.Г.Щ. - Да! И что?

К.К. - По отношению к которой...

П.Г.Щ. - Положите руку на голову и прижимайте немножко. А то голова оторвется. Я понятно отвечаю? Не надо возгонки. Я говорю то, что на данном уровне достаточно.

- Вот вы, говоря о воспроизводстве, имеете ввиду общественное воспроизводство?

П.Г.Щ. - Нет, нет. Это все предметизация.

- Когда растения растут - это тоже род деятельности?

П.Г.Щ. - Понимаете как. Это хитрый вопрос. Но. Вот понимаете, как вам удобнее. Значит вариант первый. Вы разделяете природу и деятельность, считаете их разными мирами. Считаете, что я сейчас обсуждаю деятельность. Вот общественное воспроизводство, воспроизводство человека и так далее. Это все в одном мире. Это есть приложение процесса воспроизводства деятельности. А вот в природе, там все по-другому. Если вам так нравится, давайте пока останемся на этом уровне. Это отдельный разговор про то, чего нет. А вы меня, скорее всего, вы где-то очень сложно говорите, я вот такую плету паутину сложную, и там всякие возникают словесные... Я ничего про физическое не говорил. Я говорил следующее, что точно также как Демокрит придумал пространство для мира природы, точно также можно использовать идею пространства, но это будет пространство деятельности. То есть в этом смысле я сказал так - вот природа отдельно, деятельность отдельно. И пока достаточно. Потому что про экологию мы с вами отдельно поговорим. Как-нибудь в другой раз. И про категорию второй природы. И вообще про все, что связано с современной формацией деятельности. Знаете, выход человека в космос это на самом деле очень любопытная штуковина.

- Куда он вышел на самом деле.

П.Г.Щ. - Да, куда он вышел на самом деле. Поэтому, давайте пока, давайте пока космологические и натурфилософские вопросы как бы отодвинем. Это очень сложный предмет, он не является предметом нашего обсуждения.

- Все подчиняется воспроизводству?

П.Г.Щ. - Это очень опасный тезис, поскольку вы все время хотите выломаться и обсудить какие-то метавопросы. Но я бы вам ответил следующим образом. Идея воспроизводства есть единственное, что противостоит фашизму. Я по-другому говорю. Опять же очень серьезно на ваш вопрос, но пока пристрелочно. Если мы уничтожаем принцип воспроизводства вот так, как он здесь введен, никаких границ для фашизма нет. Единственной границей для фашизма, я сейчас не обсуждаю, что фашизм сам по себе есть вид определенного типа, но никаких границ для фашизма кроме культуры нет. И это, понимаете как, как и все остальное, что я говорю, опирается на очень большие проработки. Философские, научные и так далее.

Егор Никулин (Е.Н.) -Каким образом можно говорить о воспроизводстве такой организованности, как материал внутри деятельности или как материал деятельности?

П.Г.Щ. - Это неправильный вопрос, потому что материалом будет все, что втягивается процессом.

Е.Н. - Нет такой организованности деятельности - материал?

П.Г.Щ. - Дело не в этом. Понимаете, так же как нет впрямую такой организованности деятельности как процесс. Если вы скажете, какой процесс, то есть возьмете материал или процесс с определенным артиклем, то тогда это будет организованностью. Модальности здесь очень важны.

Е.Н. - Отлично. А как тогда мыслится материал?

П.Г.Щ. - Подождите секундочку. Перед тем как отвечать на этот вопрос, надо отрефлектировать то, что я сейчас говорю. А для этого надо сделать перерыв, а потом ответить на этот ваш вопрос. Не спешите.

- Я понял, следуя ходу ваших рассуждений, что любой элемент определенной системы, будучи каким-то образом выключенным из нее и попадая в другую систему, он начинает воспроизводить самого себя. Это так?

П.Г.Щ. - Но только надо быть очень внимательным к языку. Я говорю не про элементы системы, поскольку быть элементом системы это значит находиться на определенном функциональном месте, в функциональной структуре, которую мы рассматриваем как структуру данной системы. Если мы сказали элемент, то вопрос системности решен, и элементы из одной системы в другую не переходят, это невозможно. Он на то и элемент, чтобы быть элементом в данной системе. А вот организованности, они постоянно мигрируют. Смотрите, перескакивая из одних зон деятельности в другие зоны деятельности и в некоторых зонах превращаясь в элементы систем. Теперь смотрите, какой очень интересный момент. Когда эта организованность перескакивает из одной зоны в другую, я об этом буду говорить ниже, то она привносит с собой полную потенцию старого процесса и начинает раскручиваться в большей или меньшей степени, в зависимости от организации. Поэтому есть старая байка: приезжают итальянцы ставить завод КАМАЗ и спрашивают: под какую систему управления будем монтировать технологию? Заказчик поправляет галстук и говорит: "Че-ево?" Они говорят: ясно, но напишите, пожалуйста, что этот вопрос мы согласовали. Они подписали. После этого КАМАЗ десять лет выводят на проектную мощность. После того, как вывели на проектную мощность, каждый третий останавливается через месяц пробега. Почему? Потому что данный элемент несет на себе все характеристики старого процесса системы и требует восстановления этой системной целостности.

- А как же быть с возможностью системной реорганизации?

П.Г.Щ. - Я вам говорю, вот тут впервые возникает управленческая задача. Поскольку твердо надо понимать, что любая организованность, заимствованная из других систем и переброшенная в новый контекст, будет давать эффекты, которые называются программами. То есть, каждая организованность - суть программа. Потенциальная программа, которая стремится к восстановлению прошлого процесса, из которого она заимствована. И если она не может этого сделать, по тем или иным причинам, она вступает в рассогласование с теми процессами, в которых ее пытаются употребить. При этом смотрите, неважно, функциональные структуры переносятся, морфологические или имена этих организованностей. Имена организованностей тоже создают такие же программные эффекты. Но это предполагает введение следующего этажа представлений, потому что без такого мы не поймем. А принцип очень прост: хочешь чего-нибудь перевести и поставить - подумай, какую программу ты тем самым закладываешь и что ты будешь делать с этими программными эффектами.

Точно так же и в ситуации с КАМАЗ'ом. Кроме производства автомобиля надо теперь строить дороги, систему ремонта и обеспечения. Под эти дороги придется делать другую сферу услуг и пошло-поехало. Взяли технологию, а вынуждены разворачивать всю схему. Если не разворачивать, то возникает дисфункция. Но кстати, в этом же плане можно сказать, что понятие обратимости в системах деятельности не действует. Поэтому вопрос, который пять лет дискутируется: обратима ли перестройка, бессмысленный.

Несколько слов о проблеме для понимающего данные лекции: поскольку я явля

Смотреть еще:

Программирование и организационное проектирование. Введение деятельностного подхода. Лекция 1

Мужские игры

У каких брокеров спрэды самые выгодные?

Программирование и организационное проектрование. Введение деятельностного подхода. Лекция 4

Программирование и организационное проектирование. Введение деятельностного подхода. Лекция 3